Заметки на полях вахтенного журнала
Гранатомёт МРГ-1


От автора

Берёзовая каша
Ночь, спички, хищный зверь
Отповедь московскому гостю в сопровождении гранатомёта (с оркестром)
Мальчики с Персиком
Рапорт
Эх, Маруся...
Экзамен
Фонтан
Лучше один раз увидеть…
День донора
Бизон
Ролевые игры

На задворках памяти
Реинкарнационное…

Статьи
РЗК «Marjata» ВМС Норвегии
Подвигу офицеров и матросов «Варяга» и «Корейца» - 105 лет

Флот в документах
Объяснительные записки
Рапóрты
Теле(фоно)граммы

История кораблей СФ:
Сторожевые корабли проекта 1135
Большие противолодочные корабли проекта 1155
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4

Через некоторое время, дождавшись окончания построения, Островский зашёл в каюту минёра «Невесомого».

- Ну что, Серёга, утвердил комбриг твоё предложение! Пошли к командиру – доведём до него решение комсоеда и в бой. Уж больно хочется проверяле нос утереть.

- Никуда ходить не надо, - откликнулся Берёза, убирая возвращённый ЖБП на полку. – Командир отпущен Беляковым семью встречать и вернётся только завтра. Старпом в отпуске. Так что я, как ВрИО СПК11, на борту самый старший. Сейчас команду дадим и – добро пожаловать на бак. Так сказать – в первый ряд партера.

- А гранатомёт наводить собственноручно будешь?

- В первый раз – да. А когда пристреляемся – с этим уже и матросы справятся. Не велика наука. Тут главное – правильно дистанцию определить.

- И как определять будешь? – поинтересовался флагмин.

- Есть способы… - ответил Сергей, выходя из каюты и прихватив с собой бинокль.

Проходя по полубаку, Берёза взглянул в нос, туда, где на крыше тамбура возились минёры, посмотрел на часы и понял, что запасся ещё одним козырем.

- Прошу отметить, Анатолий Александрович, - переходя на официальный тон, обратился он к флагманскому минёру, - гранатомёт установлен с перекрытием всех мыслимых нормативов!

С момента их беседы в кабинете в погоде произошли разительные изменения. Ветер разогнал облака, выглянуло солнце, заливающее окрестности весёлым светом.

На поверхности Губы мерно покачивалась злополучная секция причала, а вокруг неё, отражая солнечные лучи, поигрывала водная рябь.

- Наверное, втихаря предупредил своих архаровцев – вот и все дела, - проворчал Островский.

- Ничего подобного! – снова переходя на свою обычную полушутливую манеру речи, парировал Серёга. – О возможности стрельбы из МРГ по причалу я своим лоботрясам, каюсь, намекал. Но о сроках ни словом не обмолвился. Да и не знал я их, сроков-то!

Тут всё дело в психологии.

В любом нормальном мужике подсознательно заложена любовь к оружию. А ежели матрос знает, что он сейчас будет стрелять не «в белый свет, как в копеечку», а по конкретной цели, да ещё и результаты стрельбы увидит «не отходя от кассы», то, поверь мне, сделает всё, чтобы от команды «Расчёту МРГ боевая готовность № 1» до команды «Залп!» времени прошло как можно меньше.

- Ладно, не кажи «гоп!» - попытался остудить берёзовый пыл флагмин. – Вам ещё по этой самой цели попасть надо.

- А уж это нам как пару пальцев… об асфальт! – выпятив грудь, отозвался командир БЧ-3. – Абдуллаев, гранатомёт к стрельбе готов?

- Так точно, тащ! – доложил двухметровый детина, окончивший проверку цепи стрельбы.

- Тогда показываю мастер-класс! – взлетев на крышу тамбура по трапу не касаясь балясин руками, продолжал трёп Берёза. Во-первых: стрельбу ведём из одного ствола. Нам, в данном случае, все семь ни к чему.

Во-вторых: прицеливаемся и заряжаем центральную трубу. Всего и делов-то – навести её прямой наводкой «через ствол» на торчащий угол причала, а потом установить необходимую дальность стрельбы.

- Кстати, о дальности, - решил напомнить Островский. – Кто-то хвастался, что дистанцию без проблем определит. Или будешь на «выпуклый военно-морской глаз» пристреливаться?

- Зачем? – деланно удивился Сергей. – Для этой цели у нас есть «в-третьих». А именно – прихваченный мною бинокль. А ещё точнее – шкала ТД12 на его линзе.

На сколько эта «пирамида» над водой возвышается? Примерно на метр?

- Где-то так, - ответил флагмин, до которого начал доходить смысл действий минёра «Невесомого».

- А из этого следует…

Берёза поймал в перекрестие бинокля торчащий над водой угол причала и, произведя нехитрые вычисления, выдал:

- Дистанция около четырёхсот метров. Плюс-минус трамвайная остановка, - на всякий пожарный внёс поправку минёр.

И, уже обращаясь к своим матросам, производя наводку гранатомёта на цель, продолжил:

- А сейчас, карасьня13, смотри внимательно – два разa показывать не стану. В следующий раз наводить вам, - вставив гранату в ствол МРГ, закончил Берёза.

- Так чего там сложного, тащ? – отозвался Абдуллаев. – Мы сейчас метки на шкалах поставим и париться не будем!

- Э-э, не скажи, - вернул подчинённого на землю командир БЧ-3. – Во-первых, надо сначала попасть по этому самому причалу…

- А во-вторых?

- А во-вторых, на результаты стрельбы оказывает влияние куча условий. Хоть одно из них изменится (например, ветер, влажность или ещё какая хрень) – наводить придётся заново.

В этот момент на сигнальном мостике «Жгучего» появились капитаны 1 ранга Беляков и Тулупов.

- Товарищ комбриг, - доложил Берёза, - наведение выполнено, к стрельбе готовы!

- Добро! – коротко отозвался Виктор Сергеевич.

Личный состав вместе с командиром БЧ-3 и флагмином ссыпался с крыши внутрь тамбура. И через минуту гранатомёт с грохотом выплюнул из трубы единственную гранату.

- Перелёт! – резюмировал комбриг, наблюдая за падением гранаты возле секции причала. – Десять метров.

- Гляди-ка, почти попали! – обрадовался Островский.

- Попадём, - пообещал Берёза, вводя корректуру угол вертикальной наводки. – Вот только о сигнальщике-корректировщике мы с тобой не подумали. Хорошо, что комбриг сам решил нам подсобить.

И, вставив в ствол МРГ очередную гранату, добавил:

- Анатолий Александрович, может быть, сам стрельбу скорректируешь? А то нехорошо как-то комбрига напрягать…

- Ладно, - проворчал флагмин, направляясь к гюйсштоку. – Только очень тебя прошу – голову мне в горячке боя не отстрелите.

- Мы очень постараемся, - обнадёжил его Сергей, скрываясь в тамбуре.

Грохнул второй выстрел, и через некоторое время перед «пирамидкой» причала вырос всплеск от упавшей гранаты.

- Недолёт! – в один голос воскликнули комбриг с флагманским минёром.

- Метров пять, - уточнил Островский.

По корпусу СКРа ударила привычная волна подводного взрыва.

- Вилка! – заорал Берёза, подскочив к гранатомёту. – Сейчас мы её, родимую…

Сергей еле тронул маховик вертикальной наводки и, установив малую глубину взрыва, вогнал гранату в центральный ствол.

- Абдуллаев, давай! – скомандовал минёр, появившись в тамбуре.

Старшина вставил ключ стрельбы и дёрнул рукоятку генератора. Прозвучал третий выстрел.

Уже предвидя результат, Сергей открыл дверь тамбура и услышал перекрывающий все остальные звуки голос комбрига:

- Есть! Попали! Добивай её, паскуду!

Берёза посмотрел в сторону обстреливаемой цели и увидел, что внешне ничего не изменилось. Граната, попав в причал, отскочила в воду и взорвалась уже под ним. По крайней мере, взрыв был подводный…

- Лиха беда – начало! – проговорил минёр и обратился к подчинённым. – Я свою задачу выполнил. Теперь ваша очередь.

И, кивнув на ящик с оставшимися гранатами, пошёл на бак, где у гюйсштока стоял довольный флагмин.

- Поздравляю, Олегыч! С третьего выстрела! Как по учебнику.

- Так я же обещал! Мы тоже не «Шиком» бриты! – хвастливо выпятил грудь минёр, оглаживая короткостиженную бороду. – Теперь пусть мои орлы сами. Для каждого из них ведь очень важно самому попасть. А я со стороны понаблюдаю.

- Педагог! – хлопнул подчинённого по плечу Анатолий Александрович.

Следующие четыре гранаты легли точно в цель. Наступила пауза.

- Чего замолчали, румыны? – спросил Беляков с соседнего борта.

- Так ящик уже отстреляли, товарищ комбриг, - ответил Островский.

- Давайте ещё один, а после посмотрим на результат, - скомандовал Виктор Сергеевич и, повернувшись к Тулупову, спросил:

- Ну как?

- Отлично! Только вот рвутся гранаты всё-таки под водой, - ответил москвич. – Да, кстати, а что за лекцию по минному делу Вы мне хотели прочитать?

- Ах, это?! – боевой запал комбрига уже прошёл и сам он благодаря результатам стрельбы, находился в благодушном настроении. – Как-то, лет семь назад, у нас «Дозорный» отличился…

Далее Виктор Сергеевич поведал московскому гостю историю, которая уже стала легендой.

* * *

В это февральское утро на сторожевом корабле «Дозорный» играли учение по ППДО14. Всё шло по накатанной схеме. На юте вооружили гранатомёт и станцию обнаружения подводных диверсантов; заступила, получившая оружие, вахта; подготовили водолазный пост (на предмет подводного осмотра корпуса в случае прорыва этих самых диверсантов)…

И вот прозвучала очередная вводная: «Подводный диверсант – 135 градусов правого борта. Дистанция 500 метров. Командиру БЧ-3 - принять целеуказание!»

Минёр «Дозорного», уважаемый на бригаде капитан-лейтенант Николай Александрович Шибко, полностью уверенный в подготовке своих подчинённых, репетовал команду расчёту МРГ-1.

И тут его взгляд зацепился за проходившего стажировку курсанта высшего военно-морского училища имени Фрунзе Саню Панкратова, который стоял у него за спиной и впитывал в себя «науку побеждать».

Верный многолетней привычке, что подчинённый не должен слоняться без дела, командир БЧ-3 тут же набросился на курсанта:

- А ты, студент, чего тут торчишь? Заняться нечем? Дуй к гранатомёту и смотри, чтобы там эти оболтусы чего не натворили.

И Саня рванул на ют.

Уже скатившись по трапу на торпедную площадку СКРа, он услышал звук выстрела…

В это время в строевой части штабного корпуса бригады старые мичмана, попивая чай, вели задушевную беседу.

- Да, что ни говори, а раньше служить было веселее. И кораблей больше было, и зарплату платили вовремя… - философствовал старший мичман Иван Анатольевич Петрюк.

Разместив свои 130 килограммов живого мяса на кушетке, Иван придавался приятным воспоминаниям:

- А как же! Тринадцатого числа каждого месяца – будьте любезны в очередь к финансисту, и в кабак! Недаром тринадцатое число «Днём флота» называли…

Напротив Петрюка, за столом, перебирая бумаги, сидел Пётр Щека – полная противоположность Ивану – щуплый мичман невысокого росотчка.

- Ага! Тебя послушать, Ваня, так и метр был длиннее, и килограмм тяжелее. Да и сам ты был стройным голубоглазым блондином. А сейчас… - Пётр многозначительно посмотрел на возвышающееся над кушеткой пузо.

- А что «сейчас»? – Анатолич подтянул коротковатые брюки, которые на нём уже еле сходились. – Я, может быть, плохо одет, но я хорошо воспитан! И вот что я тебе скажу…

Но тут поток сознания Петрюка был прерван ощутимым ударом в стену «писарки», от которого с полки на голову Ивана свалилась увесистая папка.

- Да что они там – с ума посходили? – начал подниматься Петрюк, ещё не до конца соображая, кто это «они», но готовый сполна расквитаться с нарушителями спокойствия. – Петро, я им щас…

Договорить он опять не успел потому, что в следующий миг на улице раздался мощный взрыв, выбивая окно и скидывая со стены полку с оставшимися папками. И как эхо, на территории бригады прозвучали ещё пять разрывов.

Оглушённый Щека вскочил из-за стола и бросился к кушетке, готовый прийти на помощь товарищу. Но, развернувшись и бросив взгляд на то место, где секунду назад лежал Иван, Пётр Петрович застыл в недоумении… Петрюка на кушетке не было! На том месте, где он только что находился, лежала разбитая полка и разбросанные папки. Мало того, Анатолича не было и в помещении строевой части, хотя входная дверь оставалась закрытой на замок. Только окошко для выдачи документов открыло взрывной волной…

«Не туда же он вылетел, – сопоставляя размеры маленькой «амбразуры» и большого Петрюка, подумал Петрович. – Да нет – бред это!»

Щека зажмурился и помотал головой, пытаясь прогнать наваждение и избавиться от последствий контузии. Это помогло. Не открывая глаз, он, совсем рядом, услышал голос Ивана:

- Петро, що це було? Невже війна почалася? Ой, мамоньки мої! – голос доносился откуда-то снизу.

Пётр открыл глаза и опять никого не увидел.

«Здравствуй, белая горячка!» - пронеслось в голове у мичмана, но он, не пожелавший сдаваться на милость этой незваной даме, двинулся в том направлении, откуда доносился голос Петрюка.

И тут уши резанул донёсшийся с улицы истеричный женский вопль:

- Вот ведь ироды! Да они ж мне весь зад разворотили!!!

Всё ещё осознавая нереальность происходящего, Щека вновь открыл глаза и увидел удивлённое лицо Петрюка, лежащего под кушеткой:

- Ти мені можеш пояснити, що відбувається? – Иван от волнения полностью перешёл на ридну мову.

- Разберёмся, - ответил Пётр и выбежал на улицу.

* * *

А произошло следующее:

Для юстировки носовой «Осы»15 «Дозорный», против обыкновения, ошвартовали носом к берегу, в связи с чем гранатомёт на учении установили на юте. Вернее – на надстройке ПОУ КБ16.

Командир отделения минёров старшина 1 статьи Томилов, привыкший к тому, что при отметке «0» на шкале горизонтальной наводки стволы смотрят на гюйсшток, установил МРГ, целящийся в белую трубу флагштока. И, естественно, при наведении получилась рассогласовка в 90 градусов. О том, что стволы смотрят не в море, а на берег, Андрей как-то не задумался. Раз скомандовали, значит – так надо! Авось не долетит.

Подбежавший к трапу, ведущему с полубака на ют, Саня Панкратов увидел куда направлены стволы гранатомёта, но было уже поздно! Всё, что он смог сделать в тот момент, так это считать разрывы на берегу и надеяться, что всё обойдётся.

- Один, два, три… - считал курсант взрывы на плацу бригады и даже успел порадоваться, что гранаты легли именно на пустынный плац, но… Следующий взрыв прогремел в углу бригадного гаража, выворотив из кладки несколько базальтовых глыб и сорвав с петель открытую створку ворот. Затем, прогрохотало под стеной строевой части, высадив взрывной волной стёкла с обломками рамы…

Очередного взрыва Саня не увидел, так как обзор закрывало строение бани, но явно услышал раскаты и последовавший за ними женский крик. Из-за расстояния слов было не разобрать, но воображение Панкратова рисовало картины одну мрачнее другой…

- Шесть! – не забыв, однако, загнуть палец, он замер в ожидании седьмого взрыва.

Тишина!!!

Звенящая тишина. Даже визг продавщицы военторга, в подсобку которого влетела шестая граната, разметав взрывом ящики с пустой тарой, замолк на полувздохе.

Седьмая граната так и не взорвалась!


11. Временно исполняющий обязанности старшего помощника командира.
12. ТД – угловая величина - тысячная дистанции. На дистанции 100 метров одна тысячная будет равнятся 10 см, на 200 метрах - 20 см, на 300 метрах - 30 см и так далее по возрастающей. Пользуясь ценой угломерного деления в тысячных можно просто и быстро производить необходимые в стрелковой практике вычисления, связанные с отношением угловых (в тыячных) и линейных геометрических (в метрах) величин.
13. Карась – молодой матрос.
14. ППДО - противоподводнодиверсионная оборона.
15. «Оса-М» - корабельный зенитно-ракетный комплекс.
16. ПОУ КБ - подъёмно-опускное устройство кабель-буксира.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4
К обложке
Обо мне
Фотогалерея
Мои контакты
Гостевая книга


Пройдено миль:
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Форум на «Флагмане» (ВМФ) Военно-морской клуб  «АВТОНОМКА» Александра Викторова Сайт «Движение Поддержки Флота» Сайт Нахимовского училища Группа компаний «Слава Морская» Независимый информационный портал «Северный флот... Не подведёт!» ВМФ байки